У нас в институте, как и во многих других, издаётся газета. Пятьдесят лет назад её распространяли за деньги, сейчас уже бесплатно. Я её тоже иногда беру, потому что на развороте формата А2 хорошо мешать цемент.
Посмотрел, чего пишут. Пишут поздравления: лично от ректора.



И эти люди вводят в институте систему антиплагиата, чтобы следить за тем, что и у кого списывают студенты в свои дипломы.

А вот я бы вместо проверки на плагиат устраивал бы проверку на то, помнит ли студент что написал в своём дипломе. И если не помнит, к защите бы не допускал.
На днях прочитал несколько книжек Макса Фрая. То самое чтиво, которое называется лёгким. В том смысле, что пока читаешь, можно случайно отвлечься, задуматься о чём-то постороннем, через полчаса вернуться к тексту и обнаружить, что по сути ничего не изменилось. Места, в которых что-то происходит, помечены особо, и их ни с чем не перепутаешь.

Фентези мне всегда нравилось, поэтому было интересно. Хотя, насыщенность сюжета от рассказа к рассказу скакала очень сильно. Некоторые истории тащили на себе всю книгу, а некоторые были скорее филерами, призванными заполнить дыру между двумя соседними текстами (а заодно оправдать в следующем неожиданный сюжетный поворот).

Сэр Макс, главный герой, удивительным образом походил на женщину. Нарядам, цветам фонарей и формам носа в книгах уделялось на порядок больше текста, чем приключениям и волшебному стаффу, который как бы являлся основой книги. Главный герой в первом же рассказе, попав в новый мир, переодевается трижды, во втором - ещё раз, а потом получает отличный халат, но договаривается, что носить его будет не всегда, а только на службе. Хотя, чаще всего выбор одежды у парней его возраста выглядит примерно так:


Но это ладно. В итоге у парня, который выглядит как женщина и ведёт себя как женщина,сразу появляется подруга, которая ведёт себя ровно так же. Это придаёт каплю лесбийской романтики, но каплю совсем-совсем маленькую, потому что диалог между ними выглядит как скриншот из чатика, а не как разговор живых людей. С мужчинами, впрочем, сэр Макс разговаривает вполне нормально.
И вот кстати, в этих разговорах и сидит то практически единственное, что мне в этих рассказах не понравилось. Чёрт с ней, с гендерной литературой. Это - тема долгая, и мне сегодня как-то лень её анализировать. А вот отношение главного героя к другим персонажам никак не вытекает из того, что происходит на сцене, а формируется за кадром, о чём нас в лучшем случае уведомят. Главный пример - это начальник сэра Макса, товарищ Джуффин, который всегда именуется великим и ужасным, при этом ни его великость, ни тем более ужасность не показаны вообще никак. Судя по описаниям, он вполне милый дядька. Каждый второй рассказ начинается с указания, что у этого пугающего типа в тот день было необыкновенно хорошее настроение, а в остальных он в лучшем случае молчит. Это напоминает старую историю о том, как надо, и как не надо описывать характеры.

Неправильно:


Доктор Тырса, 2010 год

Правильно:


Клиника, 2001 год

Чтобы показать, что персонаж злой, циничный и справедливый, надо ставить его в такие ситуации, где он покажет свою злость, циничность и справедливость. А не в такие, где ему об этом говорят другие.

А не считая этого - всё хорошо.

В своё время, ещё когда я был студентом, меня (вместе с одногруппниками) обязали завести аккаунт в сети LinkedIn. Не знаю, чем это должно было мне помочь, но до диплома меня без аккаунта не допускали.
Годы летели, аккаунт сидел без дела. Раз в год напоминал о своём существовании ("Не хотели бы вы заполнить анкету?"), но не настолько настырно, чтобы заставить меня его удалить.
Потом до меня долетели слухи, что сеть заблокировали, и теперь в неё зайти невозможно. Закрыли - и ладно, всё равно ей никто никогда не пользуется. Я бы и внимания на это не обратил.
Но вот несколько месяцев назад мой аккаунт начал беситься. Каждую неделю, а то и чаще, шлёт мне спам. Дескать, вот, какие-то люди могли бы с вами познакомиться. С половиной из этих рож я бы не хотел знакомиться точно, благо уже лет пять с ними не общаюсь. А когда я пытаюсь пойти на сайт, отключиться там от рассылок, браузер показывает мне: страница, мол, заблокирована.

Бесить людей с заблокированного сайта - это ещё лучше, чем бесить их из телевизора. Достать нельзя, отключить нельзя. Сиди и злись.

Периодически у меня спрашивают (да и я сам у себя спрашиваю), почему я теперь не пишу в ЖЖ. Вроде, шло неплохо, по крайней мере пока число часов в сутках не сократилось втрое. Отвечаю я на это чаще всего старым-добрым скриншотом, который за два года так и не потерял актуальности:

LJdesign


С тех пор у площадки как минимум дважды сменился хозяин, но на картинку это не повлияло ровно ни на сколько.
Всякий раз, заходя в ЖЖ, я продираюсь через тонны рекламы, чтобы хоть что-то увидеть. Писать там стало неудобно, а если мне что-то неудобно, то делать это я буду в лучшем случае раз в год.

У меня нет ни одного повода по-прежнему вести блог в ЖЖ, и единственный вариант как-то его наполнять - это настроить автоматический кросспост туда с этого сайта. Если мне когда-нибудь захочется этим заняться, я этим займусь. А пока пойду пить чай.
Решил почитать "Госпожу Бовари", до которой почему-то так и не дотянулся, хотя и должен был её читать по школьной программе.
По старой привычке начал читать с предисловия. Первая половина его была посвящена тому, как повезло Флоберу родиться во времена французской революции, и как он не понял смысла Парижской комунны, как он реагировал на буржуазные реакции и тому подобное. Сразу понятно, что предисловие писалось ещё в советские времена.
Вторая половина началась с описания главной героини Флобера - самой Бовари, которая оказалась эгоистична, пошла, как и всё её окружение, идеал которой обретал смешные и тоже пошлые формы, подсказанные модной современной литературой. Было пояснено, что по ходу действия мадам Бовари окажется жалкой прелюбодеятельной женой, которую автор осудит за бессердечие и эгоизм, приведшие её к несчастью, безумию и смерти.
Не то чтобы мне было так уж интересно, чем закончится роман. Но всё равно автор предисловия сделал всё, что было в его силах, чтобы отпугнуть отважного школьника, случайно взявшего в руки эту книжку.